Интервью Сергея Ивашкина

Сергей Петрович Ивашкин, консультант международного Института развития человека и организации IMO, член Европейского Совета вальдорфского образования, сооснователь «Самарской вальдорфской школы», ответил на вопросы «Интервью Агентства «Диалог». В результате вышла следующая статья: https://topdialog.ru/2018/10/05/podhody-k-obrazovaniyu/

А вопросы и ответы были следующие.

Расскажите об особенностях вальдорфской педагогики. В чем ее принципиальное отличие от традиционного школьного обучения? На что больше всего педагог делает акцент при подаче материала. Даёт знания, практические навыки или учит анализу, критическому подходу к материалу?

Многие люди понимают, что школа не может дать знания вперёд на двадцать – тридцать лет. А что же должна давать школа? Чему учить? Популярен ответ: «Учить учиться!» Но, извините, ребёнок сам умеет учиться от рождения лучше, чем любой взрослый. Он за три года научается стоять, ходить, говорить, мыслить. За три года! Без школы и министерства образования. Единственное, что для него необходимо – это окружение здоровых любящих людей, занятых повседневной человеческой деятельностью.

В современном мире школа нужна для того, чтобы спасти ребёнка с его способностями восприятия и живого мышления от абсурдности и абстрактности современной жизни. Здоровое формирование мозга происходит в имитации логичной человеческой деятельности. Вальдорфская педагогика создаёт условия для саморазвития трёх базовых компетенций – способности действовать, способности воспринимать и сочувствовать, способности мыслить.

В разных возрастах эта способность проявляется по-разному. Задача педагогов – учителей и родителей знать, как поддержать это развитие. На это и направлена деятельность вальдорфской педагогики – на создание условий для развития области мышления, способности воспринимать и сочувствовать, на сферу воли. Все предметные области — средство развития этих трёх компетенций. Попутно получаются естественным образом и знания окружающего мира, знания социальные и необходимые для дальнейшего развития в высших учебных заведениях, в самых разных профессиях.

Всем ли детям подойдет вальдорфская система? И как родителям понять, что такая школа именно для их ребёнка?


Когда мы говорим о ребёнке до 12 лет – мы говорим больше о родителях. Если родители мылящие, чувствующие, деятельные, то это школа для их ребёнка. Если пассивные, настроенные на то, что кто-то для них и для их ребёнка построит без них что-то светлое и тёплое, то это не тот случай.

К сожалению, в вальдорфских школах много интересных привлекательных сторон (звучит странно, но это так) и туда приходят самые разные семьи. Кто на любовь к детям, кто на относительную свободу, кто из соображений, что альтернативных школ других просто нет – есть варианты общей системы в модифицированном виде. Часть по убеждениям, часть спасаться от жёсткой системы образования в других школах. Поэтому вальдорфские школы ещё очень далеки от идеала.

Назовите плюсы и минусы (возможно незначительные недочёты) этой системы, на Ваш взгляд.


Соответствие природе ребёнка, его естественным человеческим потребностям – это главный плюс. Он лежит в основе психического и физического здоровья. Второй плюс не отделим от первого – это действие учителя из целостной картины мира – физической, душевной, духовной, а не от придуманного где-то очень далеко абстрактной, для всех программы обучения и учебного плана. И здесь я рад, что наша страна движется в правильном, с моей точки зрения, направлении – школа сама создаёт программы в соответствии со стандартами. Когда в это будут включены больше родители и школьное сообщество, то будет идеальный вариант.

Говоря о плюсах я уже упомянул и минусы – приходят люди фрагментарно воспринимающие вальдорфскую педагогику, как учителя, так и родители. Получается довольно часто неразбериха.
Самое слабое место – необходимость в высококлассных специалистах. Чтобы работать в вальдорфской школе, важно самому иметь хорошую основу в области мышления, в эмоциональной сфере, в сфере восприятия, иметь волевые качества. А такие люди везде нарасхват.

Почему к альтернативным методикам образования, в том числе к вальдорфской педагогике, относятся настороженно?


Потому что люди в соответствии со своим психическим устройством боятся всего незнакомого. В области рекламы уже знают хорошо, что принимается новое, которое на 80 процентов старое.

В вальдорфской педагогике столько нового и необычного, что в полной мере её принимают и радуются ей только умные, смелые, сильные люди.

Есть ли особенности в подготовке к ЕГЭ и ОГЭ? Есть ли сложности при сдаче этих экзаменов?


Основная особенность, что об этом начинают думать в девятом классе. А до этого у ребят даже отметок балльных нет – учатся из других мотивов. Потом наступает тестовая лихорадка, инспирируемая обществом и родителями. Но в девятом можно уже и полихорадиться – здоровые подростки нуждаются в напряжении и нервном.

Физическое напряжение в вальдорфских школах организуют и раньше. Правда, я бы добавил. Всё-таки походы, байдарки, земледелие, садоводство, работа с камнем недостаточно напрягают наше подрастающее поколение.

Критика часто возникает из инстинкта самозащиты – люди подсознательно понимают, что так правильно, но поскольку сами не могут так сделать в силу ряда причин, то критикуют всё, что не так как у них.

Сложности не отличаются от сложностей ребят из других школ. Сдают в зависимости от способностей.

Одна из причин, по которой критикуют вальдорфскую систему, излишне бережное отношение к ребенку, создание тепличных условий, которые не готовят к возможным трудностям взрослой жизни. По Вашему мнению, какие взрослые вырастают из детей, прошедших эту школу?


Иногда вальдорфской школе присваивают фантастическую функцию, если в ней поучился, то это получится какой-то сверхординарный человек с необычной судьбой. Необычное в их судьбе то, что они учились в вальдорфской школе. Для того, чтобы получилось что-то необычное, должны напрячься родители. Кто напрягается, у того получаются дети с интересной жизнью – не лёгкой, а интересной. Но таких пока довольно мало.

Профессор Массачусетского Технологического института отметил, что вальдорфские выпускники на первых курсах уступают в области пользования компьютерными технологиями, но выходят вперёд, когда дело доходит до писания программ. Если вы переложите это на жизнь, то будет прямая аналогия – кто тренируется к адаптации, тот быстрее входит в правила окружения и приспосабливается в ранней молодости. Но им придётся потом следовать программам, написанным теми, кто долго находился в свободной «детской» деятельности. Как вы говорите «в комфортных условиях».

Так было сто и двести лет назад, только на другом уровне, но в таком же раскладе. Дети дворян имели долгое детство и становились носителями и создателями новой культуры. Крестьяне и ремесленники своих детей учили ремёслам с детства. И в подростковом возрасте они уже были работниками. Детство заканчивалось с пубертатом. Единственное различие, но важное, сейчас семья может предпринять усилие, чтобы дать своему ребёнку долгое детство не в зависимости от рождения. Это трудно, но возможно. Но нужно твёрдо знать, что такое правильное детство, юношество и отрочество.

У меня двое своих детей закончили Самарскую вальдорфскую школу. Могу сказать, что эти люди отличаются долгим детством, это к вопросу о тепличных условиях. Но теперь, когда им уже тридцать, они оказываются лидерами многих процессов, происходящих вокруг них. Школа и семья свою задачу выполнили.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.